Preview

Журнал инфектологии

Расширенный поиск
Том 11, № 2 (2019)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.22625/2072-6732-2019-11-2

Обзор 

5-13 478
Аннотация

Филовирусы известны как возбудители тяжелых геморрагических лихорадок с высоким уровнем смертности у людей. Наиболее известные из них – эболавирус Заир и Марбургвирус – связаны с возникновением спорадических случаев и вспышек геморрагических лихорадок в отдельных районах Африки. Выделение эболавируса Рестон в 1989 г. в США из образцов внутренних органов погибших яванских макак, импортированных из Филиппин, стало первым доказательством существования филовирусов за пределами Африканского континента. В начале XXI в. с развитием новых методов диагностики эболавирус Рестон или его маркеры (РНК, антитела) были обнаружены у разных животных на Филиппинах, в Китае и других странах Юго-Восточной Азии, что существенно изменило представление о географии филовирусов. С использованием молекулярно-генетических методов были идентифицированы новые филовирусы у рукокрылых в Китае. Обнаружение генетического материала нового филовируса – Лловиу вируса – в образцах внутренних органов погибших обыкновенных длиннокрылов в 2002 г. в Испании и в 2016 г. в Венгрии свидетельствует о возможности циркуляции филовирусов с неизвестным потенциалом патогенности для людей и животных среди рукокрылых умеренных широт. Настоящий обзор посвящен анализу данных о находках маркеров филовирусов у животных в Юго-Восточной Азии, Китае и Европе.

14-19 387
Аннотация

Новым направлением в понимании механизмов иммунного ответа при вирусных гепатитах является открытие уникального типа иммунных клеток – плазмоцитоидных дендритных клеток (pDCs). Плазмоцитоидные дендритные клетки (pDCs) – клетки лимфоидного происхождения и морфологически напоминают плазматические клетки. Функционально являются профессиональными ИФН-a-продуцирующими клетками, которые играют важную роль в противовирусном иммунном ответе. Данные о механизмах участия pDCs при инфекции вирусом гепатита В немногочисленны и противоречивы. При хронической инфекции ВГВ роль pDCs остается загадочной и плохо изученной с противоречивыми результатами pDCs циркулирующей крови, которые по-разному показывают, что они не затронуты или уменьшены. Тем не менее, отмечались функциональные нарушения pDCs у пациентов с хронической инфекцией ВГВ. Установление этих механизмов, а также поиск причины ускользания вируса гепатита В от иммунной системы и формирования хронической инфекции остаётся на сегодняшний день одним из важных и перспективных направлений научной деятельности.

20-25 545
Аннотация

Рассматриваются вопросы эпидемиологии кожного лейшманиоза (КЛ), заболеваемость КЛ остаётся высокой, в Узбекистане отмечается ее рост. Применяемые в лечении лейшманиоза препараты пятивалентной сурьмы токсичны, к ним быстро растет резистентность. Амфотерицин В также токсичен и имеет множество противопоказаний и побочных эффектов. Предполагается, что позитивное влияние могут оказать препараты не только с лейшманицидным действием, но и с репаративными и антиоксидантными свойствами. Анализируется протективный иммунитет при КЛ, опосредованный Th1-ответом. Обсуждается целесообразность обследования больных КЛ на гельминтозы, индуцирующие оппозитный Th2-ответ, и работы по изучению влияния сопутствующих гельминтозов на течение КЛ.

26-34 384
Аннотация

Инвазивный аспергиллез – тяжелое заболевание, при котором летальность может достигать 80%. Aspergillus fumigatus – самый частый возбудитель заболевания, ангионвазивный патоген, фрагменты гифов которого могут циркулировать в кровотоке. Тромбоциты активируются поверхностными структурами, метаболитами и растворимыми грибковыми комплексами, после чего наблюдается их адгезия к конидиям и гифам гриба. Содержащиеся в конидиях меланин и гидрофобин, а также содержащийся в гифах галактозаминогалактан и секретируемый гифами глиотоксин подавляют фагоцитирующие клетки, но активируют тромбоциты. Активированные тромбоциты проявляют прямую противогрибковую активность путем высвобождения микробицидных белков и серотонина, а также формируют интерактивную сеть с клеточными компонентами иммунной системы и системой комплемента, увеличивая ответ нейтрофилов и моноцитов. В присутствии тромбоцитов существенно усиливается эффективность антимикотиков. Неблагоприятные эффекты активации тромбоцитов при инвазивном аспергиллезе связаны с развитием легочного кровотечения и инфарктов различных органов. Другой опасностью, связанной с инвазивным аспергиллезом, является развитие тромбоцитопении. Тромбоцитопения определена как независимый фактор риска летальности при инвазивном аспергиллезе у онкогематологических больных после аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Изучение количества и функционального состояния тромбоцитов позволит создать новые методы прогнозирования и лечения инвазивного аспергиллеза.

Оригинальное исследование 

35-39 369
Аннотация

Цель – разработать на основе клинико-лабораторных данных метод раннего прогнозирования тяжести геморрагической лихорадки с почечным синдромом.

Осуществлено комплексное клинико-лабораторное обследование 144 пациентов с геморрагической лихорадкой с почечным синдромом в период 2–5 суток от начала заболевания. На основе дискриминантного анализа полученных данных разработана дискриминантная модель прогнозирования тяжести геморрагической лихорадки с почечным синдромом. Индекс точности прогнозирования клинических форм заболевания на основе разработанной дискриминантной модели составляет 97,4%.

40-44 494
Аннотация

Цель: изучить особенности острой ВИЧ-инфекции у взрослых в Новосибирской области в 2017–2018 гг.

Материалы и методы. Обследованы 200 больных острой ВИЧ-инфекцией, жителей Новосибирской области, в возрасте от 15 до 74 лет, госпитализированных в 2017–2018 гг., 104 мужчин и 96 женщин. Диагноз верифицировали выявлением антител к ВИЧ в ИФА при отрицательном или сомнительном результате иммуноблота, а также определением количественного содержания РНК ВИЧ в крови методом ПЦР. Определялась гемограмма, содержание CD4+лимфоцитов в крови. Дополнительно у 71 пациента исследован ВИЧ-1 на принадлежность к генетической группе.

Результаты. Преобладали лица 20–40 лет – 70,5%. Половой путь заражения доминировал у женщин (69,0%), инъекционное потребление психоактивных веществ чаще было у мужчин (32,2%). Частыми симптомами были лихорадка (99%), экзантема (65,5%), полилимфоаденопатия (54,0%). Реже регистрировались диарея (36,0%) фаринготонзиллит (23,0%), афтозный стоматит (6,5%), гепатомегалия или гепатоспленомегалия (8,5%). У 26,5% больных выявлены вторичные заболевания. Лейкопения регистрировалась у 63,0%, тромбоцитопении – у 62,5%, лимфоцитоз и атипичные клетки лимфоидного ряда – у 14,0%. У всех пациентов установлена высокая вирусная нагрузка – от 23 000 до 10 000 000 и более копий/мл, снижение числа CD4+ менее 350 клеток – у 38,0%. Из числа 71 больных у 19,7% выявлен ВИЧ-1 субтипа А, у 76,0% выявлен рекомбинантный CRF63_02А ВИЧ-1. У последних чаще регистрировалась вирусная нагрузка более 10 000 000 копий/мл (67,8% против 33,4%, p=0,004).

Заключение. В Новосибирской области в 2017– 2018 гг. регистрируется значительное число случаев острой ВИЧ-инфекции. Ее выявление возможно при обследовании всех лихорадящих больных, обращающихся в лечебные учреждения. Необходимо раннее начало антиретровирусной терапии с назначение схем с хорошей переносимостью для формирования высокой приверженности к терапии.

45-52 637
Аннотация

Цель: выявить и оценить распространенность B. holmesii среди больных, госпитализированных в стационар с подозрением на коклюш и коклюшеподобные заболевания.

Материалы и методы. Исследовано 424 пробы клинического материала от больных с подозрением на коклюш и коклюшеподобные заболевания, госпитализированных в Инфекционную клиническую больницу № 1 в 2017– 2018 гг. Выявление фрагментов генома бордетелл осуществляли в ПЦР-РВ с «АмплиСенс® Bordetella multi-FL». Для идентификации фрагментов генома B. holmesii использовали ПЦР-РВ с праймерами IS481, IS1001 и hIS1001.

Результаты. В исследование включено 424 пациента, из них 57,6% детей до 1 года, 42,3% детей старше 1 года и 2,6% взрослых. При использовании тестсистемы обнаружено 60,4% образцов, содержащих ДНК B. pertussis; 1,9% образцов – ДНК B. parapertussis; в 34,9% образцов получен отрицательный и в 2,8% – сомнительный результаты. Исследование 424 образцов в ПЦР-РВ с помощью IS481, IS1001 и hIS1001 праймеров показало, что 61,1% образцов содержали ДНК B. pertussis; 0,7% образцов – ДНК В. parapertussis и 3,8% образцов – ДНК B. holmesii. В 143 образцах результат был отрицательным. Из 16 ДНК B. holmesii, 9 образцов ранее были отрицательными, в 2 образцах – сомнительный результат и 1 образец был ранее идентифицирован как ДНК B. parapertussis, в 4 образцах обнаружена ДНК B. pertussis и B. holmesii.

Заключение. Исследование свидетельствует о циркуляции B. holmesii на территории России, что под тверждается выявлением положительных образцов в 3,8% случаев среди больных детей и взрослых, госпитализированных в стационар с подозрением на коклюш и коклюшеподобные заболевания. Для повышения эффективности лабораторного подтверждения клинического диагноза коклюша и коклюшеподобных заболеваний рекомендуется совершенствовать генодиагностику коклюшной инфекции с учетом идентификации ДНК B. holmesii.

53-62 547
Аннотация

Цель: выявление лабораторных показателей, которые используются в рутинной практике и могут служить диагностическими и прогностическими критериями развития сепсиса и его исходов у пациентов с гнойно-воспалительными заболеваниями мягких тканей.

Материалы и методы. В исследование включено 48 пациентов с гнойно-воспалительными заболеваниями мягких тканей. Проводили учет наступления таких клинических событий, как развитие сепсиса или септического шока, проведение интенсивной терапии, летальный исход или выздоровление и выписка из стационара. Для постановки диагноза «сепсис» применяли шкалу SOFA (Sepsis-related organ failure assessment score) ³ 2 баллов. Пациенты были распределены в подгруппы по количеству баллов по шкале SOFA, проведения интенсивной терапии и в зависимости от исхода заболевания: 1-я подгруппа – 26 больных сепсисом (SOFA ³ 2 баллов) и 22 пациента с синдромом системного воспалительного ответа (ССВР) и SOFA < 2 баллов; 2-я подгруппа – 12 человек, которым проводилась интенсивная терапия, и 36 человек без нее; 3-я подгруппа – 7 больных с летальным исходом и 41 пациент с благоприятным исходом.

Результаты. У пациентов с сепсисом концентрация альбумина составила по медиане 24,07 г/л против 34,65 г/л в контрольной группе больных с SOFA < 2 баллов (p< 0,01); глюкозы – 7,82 ммоль/л и 5,15 ммоль/л (p< 0,01); концентрация натрия 133 ммоль/л и 139 ммоль/л (p< 0,01). Значения международного нормализованного отношения (МНО) составили по медиане 1,29 и1,04 (p< 0,01); активированного частичного тромбопластинового времени – 36,20 с и 31,50 с (p< 0,01). В подгруппе пациентов, которым потребовалось проведение интенсивной терапии, концентрации альбумина составили по медиане 22,34 г/л против 30,10 г/л (p< 0,01); мочевины – 15,50 ммоль/л против 6,00 ммоль/л (p< 0,05), глюкозы– 9,61 ммоль/лпротив 5,80 ммоль/л(p< 0,05), лактатдегидрогеназы – 644,00 Ед/л и 426,00 Ед/л (p< 0,05); МНО – 1,35 против 1,05 (p< 0,05). Средняя концентрация общего белка – 47,80 г/л против 57,90 г/л (p < 0,01). Средние показатели альбумина – 22,34 г/л против 28,50 г/л (p < 0,05). Концентрация глюкозы среди пациентов с летальным исходом составила по медиане 12,00 ммоль/л против 5,95 ммоль/л (p< 0,01); мочевины – 23,22 ммоль/л против 6,00 ммоль/л (p < 0,01). Частота наступления летального исхода болезни была статистически значимо выше у пациентов с уровнем общего белка менее 52 г/л в 5,96 раз (ОР = 5,96, 95 % ДИ 1,32 – 26,89), глюкозы более 11 ммоль/л – в 7,00 раз (ОР = 7,00, 95 % ДИ 1,25 – 39,15), мочевины более 20 ммоль/л – в 7,05 раз (ОР = 7,05, 95 % ДИ 2,00 – 24,85).

Заключение. Такие рутинные лабораторные показатели, как уровень общего белка, альбумина, глюкозы, натрия и мочевины, а также показатели свертывающей системы крови (МНО и АЧТВ) могут служить диагностическими и прогностическими критериями развития сепсиса и его исходов у пациентов с гнойно-воспалительными заболеваниями мягких тканей.

63-70 372
Аннотация

Цель: оценить концентрацию sMadCAM-1 в периферической крови у больных хроническим гепатитом С с избыточной массой тела.

Материалы и методы: в исследование были включены 88 пациентов с хроническим гепатитом С с избыточной массой тела (индекс массы тела ³25 кг/м2, окружность живота у мужчин более 94 см, у женщин более 80 см) с различными морфофункциональными изменениями в печени и тонкой кишке. Мужчин – 67 человек, женщин – 21, средний возраст составил 41,4±3,2 года.

Всем пациентам проводилось комплексное клиническое, биохимическое, вирусологическое, морфологическое исследование. Функциональное состояние кишечника оценивалось выявлением синдрома избыточного бактериального роста при проведении водородного дыхательного теста с лактулозой и наличием эндоскопических признаков воспаления слизистой оболочки кишечника при фиброэзофагогастродуоденоскопии. Количественная оценка молекулы адрессина эндотелия сосудов слизистой оболочки тонкой кишки 1-го типа проводилась путем определения концентрации его растворимой формы (sMadCAM-1) в плазме крови методом иммуноферментного анализа.

Результаты: уровень sMadCAM-1 периферической крови у пациентов с избыточной массой тела повышался по мере прогрессирования стадии хронического гепатита С ( F0 – 349,10 (324,27–373,92) нг/мл; F1/2 – 439,69 (406,43–472,94) нг/мл; F3/4 – 1057,82 (593,38–1522,26) нг/мл; p<0,05), наличием синдрома избыточного бактериального роста и эндоскопических признаков дуоденита. Кроме того, его концентрация была больше у пациентов с биохимическими признаками, характеризующими цитолитический (при АЛТ > N: 502,54 (432,04–573,03) нг/мл против 381,04 (345,49–416,58) при нормальных значениях АЛТ), холестатический (при ГГТП>N: 550,59 (453,31–647,88) нг/мл против 400,86 (365,13–436,59) при нормальных значениях ГГТП, p<0,05; при ЩФ>N: 572,2 (353,7–790,8) нг/мл против 468,7(408,5–528,9) нг/мл при нормальных значениях ЩФ, p< 0,05) и метаболический синдромы (при глюкозе крови, ТГ, ЛПОНП > N: 562,93(369,59–756,27) нг/мл, 681,15 (387,81–974,49) нг/мл, 809,65 (124,04–1495,28) против (438,34 (391,36–485,31) нг/мл), (421,69 (379,41–463,97) нг/мл), 434,47 (389,45–479,48) при нормальных значениях этих показателей соответственно).

Заключение: прогрессирование фиброза и функциональные нарушения в кишечнике взаимосвязаны с повышением концентрации sMadCAM-1 в крови, что позволяет рассматривать патологические изменения в кишечнике различного генеза как дополнительный фактор, способствующий прогрессированию ХГС у пациентов с избыточной массой тела. Кроме того, определение концентрации sMadCAM-1 в периферической крови может быть использовано в качестве одного из маркеров неинвазивной диагностики стадии фиброза у пациентов с ХГС и избыточной массой тела.

71-79 389
Аннотация

Врожденные пороки сердца составляют около 30% от всех аномалий развития у детей. Среди тератогенной группы причин на одно из ведущих мест претендует цитомегаловирусная инфекция, перенесенная женщиной во время беременности.

Цель: изучить клинико-патогенетические особенности врожденных пороков сердца у детей с активной цитомегаловирусной инфекцией.

Материалы и методы: обследовано 240 детей в возрасте до 1 года с врожденными пороками сердца. Верификацию цитомегаловирусной инфекции проводили методом иммуноферментного анализа с обнаружением иммуноглобулинов классов М и G к цитомегаловирусу и методом полимеразной цепной реакции, материалом для которой служили кровь, моча.

Результаты. Для врожденных пороков сердца на фоне активных форм цитомегаловирусной инфекции характерна более высокая частота комбинированных пороков, развития критических состояний. У 40% детей с цитомегаловирусной инфекцией отмечался внутриутробный миокардит цитомегаловирусной этиологии, что утяжеляло течение основного заболевания. При анализе экстракардиальных симптомов значительно чаще определялись признаки, характерные для врожденных инфекций. Проведение специфической терапии активных форм цитомегаловирусной инфекции у детей перед оперативным вмешательством по поводу коррекции врожденных пороков сердца позволило снизить вероятность развития постоперационных осложнений.

Заключение. Цитомегаловирусная инфекция, обладая прямым тератогенным действием, может сама спровоцировать развитие врожденных пороков сердца. Кроме того, способность вируса оказывать кардиотропное и иммуноопосредованное воздействие на миокард с развитием внутриутробного миокардита утяжеляет течение заболевания. Проведение специфической терапии активных форм цитомегаловирусной инфекции у детей перед оперативным вмешательством по поводу коррекции врожденных пороков сердца позволяет снизить вероятность развития постоперационных осложнений.

80-87 391
Аннотация

Цель: сравнить CRISPR-системы двух штаммов, выделенных на различных территориях от пациентов с разными клиническими проявлениями псевдотуберкулеза, и определить специфические различия в спейсерном составе и в структуре cas-белков.

Материалы и методы: проанализированы полногеномные последовательности штаммов Y. pseudotuberculosis IP329353 (NC_006155) и IP31758 (NC_009708) различного географического происхождения, выделенные от больных с псевдотуберкулезом с симптомами гастроэнтерита и системными проявлениями инфекции соответственно. Поиск, идентификация и анализ CRISPR систем выполнены с использованием онлайн-приложений CRISPROne, CRISPRDetect и CRISPRTarget.

Результаты: в геноме исследуемых штаммов обнаружены CRISPR-Cas системы, включающие один набор cas-генов и несколько CRISPR-локусов, значительно удаленных друг от друга. В геноме штамма Y. pseudotuberculosis IP329353 присутствует три локуса: YP1, находящийся в непосредственной близости от cas-генов, YP2 и YP3. CRISPR-Cas система Y. pseudotuberculosis IP31758 представлена только двумя кассетами: YP1 и YP3. CRISPR системы исследуемых штаммов не имеют одинаковых спейсеров.

Заключение: CRISPR-Cas системы исследованных штаммов отличаются количеством CRISPR-локусов, их спейсерным составом и структурой cas-белков. Полученные результаты определяют перспективу использования CRISPR-локусов в качестве специфических молекулярных маркеров штаммов при изучении внутривидового разнообразия и эволюции Y. pseudotuberculosis.

88-96 526
Аннотация

Цель: представить клинико-эпидемиологические и лабораторные характеристики современного коклюша у госпитализированных детей, а также оценить частоту коклюшной инфекции как этиологического фактора длительного кашля у детей и подростков.

Материалы и методы: проанализированы медицинские карты 545 стационарных больных, госпитализированных в ДГКБ № 5 им. Н.Ф. Филатова (СанктПетербург) в период 2015–2017 гг. Детальный клинико-лабораторный анализ с последующим динамическим наблюдением реконвалесцентов проводили у 80 больных коклюшем в возрасте от 1 месяца до 18 лет. ДНК возбудителей коклюшной инфекции выделяли методом ПЦР с использованием коммерческого набора «АмплиСенс ®Bordetella multi-FL» (Москва); параллельно определяли бактериальную нагрузку методом количественного ПЦР-РТ (real time) с помощью тест-системы производства ФНИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи МЗ РФ (Москва), позволяющей обнаруживать единичные геном-эквиваленты (ГЭ) B. pertussis в мазках из носоглотки. Реконвалесценты коклюша обследованы через 1, 3 и 6 месяцев после выписки.

Результаты: среди госпитализированных преобладали дети первых 2 лет жизни (70,8%), 78% составляли непривитые дети. Источниками инфекции для детей первых двух лет жизни были члены семьи в 77% случаев, для дошкольников – в 67%, для школьников – в 14%. Пациенты средней степени тяжести составили 81,1%, тяжелой – 10,3%; легкой – 7%. Из специфических осложнений отмечали нарушения ритма дыхания – в 11,6%, в том числе остановки дыхания – в 2,8%; пневмонии смешанной этиологии регистрировали в 6,2% случаев. Внедрение метода ПЦР позволяет повысить лабораторное подтверждение до 87,2%. У реконвалесцентов коклюша до 6 месяцев от выписки из стационара в 63,6% случаев методом ПЦР-РВ выявлялись геном-эквиваленты ДНК B.Pertussis. У пациентов с длительным кашлем ДНК коклюшной палочки выявляли у дошкольников в 11,14% случаев, у пациентов 7–12 лет – в 25,93%, у подростков – в 20% случаев.

Заключение. Коклюш является распространенной инфекцией среди школьников и подростков, несмотря на высокий охват детей раннего возраста профилактическими прививками. Реконвалесценты коклюша могут длительно выделять ДНК возбудителя, что может иметь эпидемиологическое значение для непривитых и утративших поствакцинальный иммунитет детей и взрослых в очагах инфекции.

97-106 397
Аннотация

Цель: провести анализ адекватности схемы эмпирической антибактериальной терапии у больных с осложненными формами ВИЧ-инфекции в специализированном стационаре и предложить комплекс мероприятий по ее оптимизации.

Материалы и методы: у больных ВИЧ-инфекцией в стадии прогрессирования с инфекционными осложнениями бактериальной этиологии изучены клинико-демографическая характеристика, результаты бактериологических исследований, факторы риска инфицирования резистентными и полирезистентными возбудителями, проведена оценка адекватности эмпирической антибактериальной терапии.

Результаты: проведен анализ бактериальных инфекционных осложнений у 21 ВИЧ-инфицированного с поздними стадиями заболевания. Установлено, что профили стартовой АБТ только в 47% случаев совпадают с результатами антибиотикограммы. Для повышения эффективности эмпирической антибактериальной терапии разработана стратификация групп риска выявления полирезистентных бактериальных возбудителей. В основе стратификации: выраженность иммунодефицита, наличие ранее проводимой антибактериальной терапии, период и место выявления инфекционного осложнения, локализация инфекционного процесса.

Заключение: использование в клинической практике дифференцированного подхода к назначению антибактериальных препаратов для стартовой эмпирической терапии у больных ВИЧ-инфекцией может повысить качество лечения инфекционных осложнений у пациентов с иммуносупрессией.

107-115 393
Аннотация

Цель: описание клинического течения и исходов при бактериемии Burkholderia cenocepacia у пациентов, получающих противоопухолевое лечение.

Материалы и методы: десять взрослых пациентов с микробиологически подтвержденной катетер-ассоциированной бактериемией Burkholderia cenocepacia. Идентификация микроорганизмов проводилась масс-спектрометрическим анализом белковой фракции микробной клетки; чувствительность к антимикробным препаратам определяли на микробиологических анализаторах «Microscan WalkAway 40/96 Plus» (Германия) или «VITEK 2» (Франция).

Результаты: в большинстве случаев клиническая картина бактериемии была неяркой, что затруднило быстрое выявление инфекции кровотока стандартными клиническими инструментами диагностики. Постоянным симптомом была лихорадка; лейкоцитоз или лейкопения, которые можно было бы связать с инфекцией, не зафиксированы. Во всех случаях антибиотикотерапию начинали с первых суток появления симптомов инфекции. Септический шок осложнил течение бактериемии только в одном наблюдении. У всех пациентов с имплантированными венозными порт-системами они были колонизированы и в последующем удалены. После микробиологической идентификации коррекция эмпирической антибиотикотерапии потребовалась в 7 случаях. Все пациенты были излечены и продолжили планировавшееся ранее противоопухолевое лечение.

Заключение: учитывая низкую вероятность спорадических случаев, выявление в медицинском учреждении более 1 случая бактериемии Burkholderia cenocepacia за небольшой промежуток времени должно быть поводом для проведения санитарно-эпидемиологического расследования. Эмпирическая антибиотикотерапия, применяющаяся в настоящее время при фебрильной нейтропении, клинически эффективна в большинстве случаев Burkholderia cenocepacia, однако пероральный прием антибиотиков не обеспечивает эрадикацию возбудителя из внутреннего просвета венозных катетеров. Идентификация возбудителя и определение чувствительности к антимикробным препаратам с помощью микробиологических анализаторов способствует быстрой диагностике инфекции кровотока и адекватной коррекции эмпирической антибиотикотерапии. 

Эпидемиология 

116-123 629
Аннотация

Цель: анализ заболеваемости и определение этиологии внебольничной пневмонии военнослужащих по призыву в современный период, оценка эпидемиологической эффективности 13-валентной пневмококковой конъюгированной вакцины для профилактики внебольничной пневмонии в воинских коллективах в сравнении с эффективностью неконъюгированных пневмококковых полисахаридных вакцин.

Материалы и методы: проанализированы заболеваемость внебольничной пневмонией военнослужащих по призыву в период с 2008 по 2017 г. и результаты ПЦРдиагностики проб мокроты и мазков из зева 694 больных пневмонией военнослужащих по обнаружению фрагментов ДНК/РНК 14 различных возбудителей. Проведена оценка эпидемиологической эффективности пневмококковых конъюгированной и неконъюгированных полисахаридных вакцин в группах военнослужащих общей численностью 1727 человек.

Результаты: установлено, что за последние восемь лет заболеваемость внебольничными пневмониями военнослужащих по призыву снизилась в 2,7 раза. Однако достигнутый в 2017 г. уровень заболеваемости (25,7 ‰) все еще очень высок в сравнении с заболеваемостью военнослужащих по контракту (5,3 ‰) и населения (4,2 ‰).

При определении этиологии пневмоний у военнослужащих по призыву с помощью ПЦР-диагностики установлено превалирование S. pneumoniae и аденовирусов, генетический материал которых был обнаружен в 56,3% и 35,9% обследованных проб соответственно. 56,1% пневмоний имели смешанную, в основном вирусно-бактериальную этиологию.

Среди вакцинированных пневмококковой конъюгированной вакциной за 5-месячный период наблюдения заболеваемость внебольничной пневмонией была в 4,5 раза меньше, чем в группе сравнения (р < 0,001) (показатель эффективности составил 77,7%), а среди вакцинированных неконъюгированными полисахаридными вакцинами – в 2,8 раза меньше (р < 0,001) (показатель эффективности – 64,3%). Установлено, что при применении пневмококковой конъюгированной вакцины в коллективах военнослужащих формируется коллективный иммунитет, препятствующий циркуляции пневмококков и развитию заболеваний не только у привитых, но и у непривитых.

Заключение: оба типа пневмококковых вакцин – конъюгированная, впервые примененная у военнослужащих, и обычно применяемая неконъюгированная полисахаридная вакцина – показали высокую эпидемиологическую эффективность в отношении профилактики внебольничных пневмоний и в равной степени могут быть рекомендованы для вакцинации призывников за месяц до призыва и новобранцев, не привитых перед призывом на военную службу.

124-132 1028
Аннотация

Цель: дать эпидемиологическую характеристику заболеваемости ОРВИ и гриппом в РФ и г. Москве.

Материалы и методы: ретроспективный анализ динамики показателей заболеваемости ОРВИ и гриппом, а также смертности проводился по данным формы федерального государственного статистического наблюдения № 2 «Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях» за 2007–2017 гг. При анализе этиологической структуры возбудителей ОРВИ и гриппа в г. Москве использовались протоколы еженедельных лабораторных исследований возбудителей ОРВИ и гриппа, проводимых в Центре гигиены и эпидемиологии в г. Москве.

Результаты: эпидемический процесс ОРВИ на территории России характеризуется стабилизацией заболеваемости со среднегодовым темпом прироста 0,4%, а для Москвы характерна умеренная тенденция к снижению заболеваемости со среднегодовым темпом снижения -2,3%. Самая высокая заболеваемость ОРВИ отмечается среди детей до 1 года, 1–2 лет и 3–6 лет. Как для России, так и для Москвы характерна выраженная тенденция к снижению заболеваемости гриппом. В целом по России и Москве в структуре заболеваемости ОРВИ наибольший удельный вес составляют дети до 17 лет. В отличие от ОРВИ, наибольшую долю заболевших гриппом в РФ и г. Москве составляют взрослые, но максимальные показатели заболеваемости регистрируются среди детей. Эпидемический подъем заболеваемости ОРВИ и гриппом в г. Москве начинается на 10–12 недель раньше, чем в РФ в целом. Для Москвы наиболее актуальными возбудителями ОРВИ, помимо вирусов гриппа, являются вирусы парагриппа (1–3 типов) и аденовирусы.

Заключение: для эпидпроцесса ОРВИ как в Москве, так и в РФ характерно вовлечение детей до 1 года, 1–2 лет и 3–6 лет. В г. Москве в 2016 и 2017 гг. отмечается значительное увеличение заболеваемости гриппом среди детей до 1 года и 1–2 лет. И в Москве, и в России среди вирусов гриппа, в зависимости от сезона, преобладали вирусы A(H1N1)pdm2009 и A(H3N2). В отличие от РФ, для г. Москвы среди возбудителей негриппозной этиологии наиболее актуальны вирусы парагриппа (1-3 типов) и аденовирусы.

Клинический случай 

133-137 950
Аннотация

В статье подробно описан клинический случай тяжелого течения сочетанного вирусного заболевания (ветряная оспа, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом), осложненного двусторонней интерстициальной пневмонией, отеком головного мозга, синдромом диссеминированного сосудистого свертывания, развившегося у иммунокомпрометированного пациента в период лечения обострения фонового заболевания (распространенный вульгарный псориаз, прогрессирующая стадия) цитостатическим препаратом. Обсуждается роль основного и сопутствующих заболеваний (патогенетических механизмов коморбидности), а именно хантавирусной инфекции и псориаза, как ко-факторов в формировании неблагоприятного течения ветряной оспы у взрослого. Приведен пример индивидуального подхода к больному, комплексной диагностики и рационального лечения, способствовавших благоприятному исходу заболевания.

Хроника 

 
138-139 144
Аннотация

31 марта 2019 г. исполнилось 60 лет Александру Николаевичу Ускову – заместителю директора по научной работе (по разработке и координации национальных и международных проектов) Детского научно-клинического центра инфекционных болезней, доктору медицинских наук, доценту, кавалеру ордена «За военные заслуги» и высшей награды ФМБА России – нагрудного знака «Золотой крест ФМБА России».

14–15 октября 2019 г. состоится Всероссийский ежегодный конгресс «Инфекционные болезни у детей: диагностика, лечение и профилактика». 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-6732 (Print)